Ветшающий деревянный модерн и «колхозная» неоклассика

17 октября 2012 г.

Два дома теперь стоят по соседству на ул. Ползунова — памятник федерального значения «Дом Лесневского», который находится в неудовлетворительном состоянии и новодел, почти готовый к открытию, выходяший на Демидовскую площадь.

Рассуждаем, как такое могло получиться, смотрим фото, а также читаем мнение молодого новосибирского архитектора Дмитрия Поповского по поводу статуса охраны памятников архитектуры.

Каким образом получается, что ценные памятники архитектуры, которых у нас в городе не так и много, остаются в неудовлетворительном состоянии, а рядом позволяют строить нечто неприемлемое для исторического центра города. Возьмём новодел, выходящий на Демидовскую площадь, ансамбль которой, якобы, находится под охраной государства. Этот дом изначально строился без опознавательных знаков и информационных щитов, то есть, видимо без разрешительных документов. Никакой экспертизы, судя по всему, не проводилось, впишется ли этот дом в сложившийся ансамбль Демидовской площади или нет, об этом многозначительно говорит нелепая примитивная мансарда из жести, а также сама форма здания.

Чтобы как-то сгладить общую нелепость здания, владельцы все же решили заштукатурить и покрасить в цвета зданий на этой площади (хоть какой-то позитив) и даже применили какие-то классические элементы в фасаде, например портик.

Что мешало сделать приличную мансарду или не делать её вовсе, если не хватило денег на достойное архитектурное решение, остается загадкой. Данная мансарда — халтура, и те, кто занимается охраной исторических памятников и облика города должны повлиять на владельцев новодела о неприемлемости данного решения.

Хотя о чем тут можно говорить, если даже здания, находящиеся под федеральной охраной ветшают, такие как памятники деревянному зодчества Дом Лесневского и тот же Дом Шадрина (т. н. «Русский чай»), находящиеся неподалеку.

Свое мнение для сайта Барнеаполь.ру высказал молодой новосибирский архитектор, аспирант НГАХА Дмитрий Поповский. Дмитрий интересуется архитектурой сибирских городов и радеет за сохранение их архитектурно-исторического наследия. Также он неравнодушен к Барнаулу поскольку его отец был одним из авторов здания Сбербанка в нашем городе. Вот что Дмитрий нам поведал по поводу сохранности и статусов охраны памятников архитектуры в сибирских городах в целом и в Барнауле в частности:

«Как известно, строгость российских законов компенсируется их тотальным невыполнением. То есть, придание зданию статуса памятника архитектуры любой категории охраны подразумевает, прежде всего, его максимальную сохранность, однако на деле все складывается по-разному. В Томске, например, одни дома горят и сносятся, другие восстанавливаются с соблюдением определенных технологий, третьи отстраиваются заново, причем, как мне рассказывали, бывают случаи, когда деревянный памятник сносится, выстраивается в кирпиче и сверху облицовывается деревом, что неправильно с точки зрения сохранения историко-культурного наследия. В Новосибирске одни здания реставрируются, при этом с восстановлением утраченных деталей, другим, наоборот, наносится серьезный урон. Памятников разных категорий охраны в России много, и в такой достаточно большой стране просто не хватает денег на все объекты, а также плохо осуществляется контроль. Не стоит скидывать со счетов отношение общества, в том числе чиновников, как части общества, к историко-культурному наследию. Для кого-то это действительно ценный пример деревянного модерна (как Дом Лесневского), а для кого-то деревянная гнилушка, которую следует снести. Думаю, что пока у людей не сложится понимания ценности объекта, он будет всегда под угрозой исчезновения.

В настоящее время федеральная поддержка чаще всего возможна только при каких-нибудь юбилеях или саммитах. Надеяться стоит, прежде всего, на региональные власти, так как обычно структуры, занимающиеся охраной и реставрацией, подотчетны именно им. Но тут, конечно, многое зависит от отношения областной власти к вопросам сохранения историко-культурного наследия, а также от тех, кто возглавляет структуры, занимающиеся охраной и реставрацией. Еще многое зависит от собственника здания. Неуважительно к историческому наследию обычно относятся федеральные структуры, в том числе силовые, и госмонополии. Например, в 2006 году был уничтожен один из первых домов Ново-Николаевска, на его месте сделали парковку при пригородном вокзале. О разрушающемся Доме Офицеров на Красном проспекте я вообще молчу. Есть, конечно, недобросовестные предприниматели. Показательный пример с Новосибхлебом, уничтожившим дом первого мэра Ново-Николаевска. Есть и обратные примеры: неплохо содержит дом на ул. Октябрьской гомеопатическая клиника, дом на углу Ленина и Урицкого - старые хозяева считали вообще плюсом, что он исторический. Впрочем, они были арендаторы, а не хозяева. В настоящее время практикуется продажа памятников частным владельцам, которые при покупке подписывают бумаги, обязывающие содержать здание в надлежащем виде. С одной стороны, есть опасность, что они не будут этого делать, с другой стороны, в данном случае известно с кого спрашивать. Ведь часть зданий, которые были уничтожены, формально не имели хозяев, и фактически трудно было предъявить претензии в суде кому-либо.

Вообще, необходимо понимание, прежде всего, в обществе что, ради чего и почему сохраняем. А для этого требуется серьезная работа по пропаганде и популяризации историко-культурного наследия. Новосибирский Научно-производственный центр что-то для этого делает: издает книги, на сайте размещены хорошие списки-перечни всех памятников Новосибирской области. К сожалению, не знаю, как в реальности дела обстоят в Барнауле, но иногда кажется, что ваши структуры менее озабочены.

Еще пример - Сереброплавильный завод в Барнауле и Сузунский монетный двор (медеплавильный завод) в Новосибирской области. К последнему (а точнее к его руинам) недавно начали проявлять интерес - хотят сделать целый туристический комплекс. Пока непонятно, получится или нет, но уже проведены археологические раскопки и, если не ошибусь, работы по консервации руин. Что будет дальше, покажет время. По Сереброплавильному заводу в Барнауле я тоже слышал о планах, но пока дальше разговоров, как мне показалось, не продвинулись. Но есть и позитивные примеры - музей аптекарский в отреставрированном здании на Ползунова, любопытные события разворачиваются вокруг Краеведческого музея...

Подытоживая, могу сказать, что как показывает опыт того же Томска, немалую роль в сохранении наследия играют сами горожане и общественные движения.»

Источник: Барнеаполь.ру

   

Количество просмотров: 1932


Яндекс цитирования Яндекс.Метрика